Все об о всеМ / Блоги.Казах.ру — блоги Казахстана, РК
rus / eng / kaz


Если у вас уже есть блог в другом месте — можно автоматически транслировать записи из него в нашу блог-платформу Можно ставить записям будущее время. Запись будет в черновиках и в указанную минуту автоматически опубликуется. СМИ могут копировать в свой блог ленту новостей или статей. Дополнительное внимание и комментарии обеспечены. Статья Корпоративные блоги: Как вести? содержит практические советы и примеры
Любой блог можно сделать коллективным. Для этого надо определенным (или всем) пользователям дать права на запись в него.












Все об о всеМ




Блог AlmazioN Автор блога
Лента друзей
Войти Регистрация


3D MAX



Одна из моих Картин

Теги: Произведение, Супер рисунок, Круто!, Класс!
— Что касается самой элиты, то вы напрасно считаете, что её можно снести ураганом революции, — снисходительно усмехнулся Ариман. — Зачастую она сама является заказчиком той самой революции, волна которой сметает лишь неугодных для элиты марионеток, дабы поставить новых на их место… Вы посмотрите как устроен мир… Им правит лишь небольшая группа людей, сильных мира сего, на которых работают миллиарды людей… Эту группу особых людей называли по-разному... Но на самом деле их истинное наименование — Архонты. С греческого это переводится как «начальники», «правители». Но если копнуть глубже в историю, то открывается истинный смысл данного слова, который означает «правители мира»…
Вы думаете, они верят тому, что показывают по телевидению и пишут газеты? Нет, конечно, потому что они сами есть творцы тех событий, которые вы видите, ибо свершается это всё по их сценарию, дабы держать в постоянном страхе и раболепии своих подчинённых, то есть вас. А телевидение и пресса являются всего лишь глашатаями их «царских указов». Хотят рабы свободы и демократии, будет им свобода и демократия, причём в таком виде, в каком рабам и не снилось. Глашатаи так разыграют фарс, что человек потом не то что не захочет этой свободы, а будет оковы свои целовать, лишь бы всё оставалось хотя бы так, как было прежде. Знаете, как в том анекдоте, чтобы человека сделать счастливым, у него нужно сначала всё отнять, а потом вернуть хотя бы половину. По большому счёту, все войны, революции, борьба за свободу, за демократию — всё это ложь, красивые сказки, сочинённые сильными мира сего, в которые рабы обязаны верить. На самом же деле за этими всеми событиями стоят всего лишь деньги, большие деньги.
Хотят рабы почувствовать своё национальное достоинство, пожалуйста, глашатаи тут как тут. Хотят почувствовать азарт скандалов, публичных разоблачений — пожалуйста, на любой вкус. Ведь люди ничтожны в своих повседневных влечениях. Ничто у них не вызывает большего интереса, чем чья-то трагедия. Сильные мира сего сотворят для вас любое светопреставление, всё, что угодно, только будь рабом, будь в толпе, будь как все и думай как все. Их мало, но они умеют управлять. А рабы они и есть рабы. Зарождение раболепия передаётся из поколения в поколение и мало кому удаётся вырваться из этого порочного круга. Поэтому всегда были и будут касты правителей и толпы рабов... Ибо сегодня всем миром правят деньги.
Причём рабам искусственно прививается не только бедность, но, как я уже говорил, и страх, на котором умные люди зарабатывают миллиарды. Я вам приведу простой пример, как мировые лидирующие фармацевтические компании зарабатывают колоссальные средства на сознании рабов. Они всего лишь навсего создают мировой ажиотажик вокруг какой-то болезни. И всё. Это и есть их то самое первичное капиталовложение, которое потом окупается прибылью во сто крат.

* * *

— К примеру, они создали проблему СПИДа и обеспечили себя стабильным финансовым доходом от продажи дорогостоящих лекарств, которые по большому счёту для больного не решают эту проблему, — сказал Ариман. — Достаточно им было объявить на весь мир о возможной грозящей эпидемии туберкулёза, как они же заработали на этом солидные деньги. Я не удивлюсь, если они выдумают (когда у них закончатся стандартные идеи) какой-нибудь мутивированный вирус гриппа, передающийся человеку от животных или птиц.
— Да как они могут его выдумать, если такой вирус в природе может быть не существует? — шокированно спросил Стас.
— Вот видите, даже вы говорите «может быть». А неуверенность — признак рабской психологии. А если к сказанной информации присовокупить купленное мнение нескольких учёных ведущих мировых лабораторий по вирусологии, вы безоговорочно поверите в эту информацию. А им главное, чтобы вы поверили, тогда страх и рефлекс вашей самозащиты сделает гораздо больше, чем все вместе взятые типичные рекламы медикаментов. А за вирус вы не переживайте. Если холостой пушечный выстрел не впечатлит и не проймёт толпу, его заменят боевым зарядом. Так что если природа-мать не создаст такого вируса, люди ей помогут. И все ради того, чтобы заработать миллиарды на той же вакцине против этого вируса.
А вообще эти ребята молодцы! Я восхищаюсь их гениальными разработками рекламы и организацией притока солидного капитала. И главное же, всё относительно честно — вы заботитесь о своём здоровье, они заботятся о своих кошельках. Причём, вылечивая одно заболевание их препаратами, вы взамен получаете бесплатно три новых заболевания. В результате становитесь их заложниками, вечными спонсорами. Разве это не гениальная идея постоянного пополнения капитала за счёт вашего страха, впечатлительности и раболепия?! Это большой бизнес. А большой бизнес — это власть. Все свободные люди стремятся управлять кем-то, чтобы не стать самим тем кем-то, кем управляют.

* * *

— То, что широко распространяется среди масс, далеко не всегда соответствует истине, — подчеркнул Ариман. — Ибо для элиты человечества, которая и оплачивает весь этот процесс сотворения мифов, массы — это рабы. Если бы людям открывали реальные исторические факты, например, за жизнь и учение Иисуса, Будды и им подобным, рухнула бы могучая власть тех, кто держит эти факты в тайне...

* * *

— А если взять в более крупном масштабе, к примеру государства? Люди ради власти идут по головам, идут на всё, лишь бы добиться своей цели, — назидательно говорил Ариман. — Вы думаете, для чего им нужна эта власть? Чтобы удовлетворять нужды народа?! Конечно нет! Они стараются исключительно ради себя, для удовлетворения своей мании величия и увеличения собственного капитала. Они прекрасно понимают, что сами являются всего лишь марионетками сильных мира сего, поэтому ловят момент и рвут от власти всё, что могут урвать. Многие простолюдины возносят их в идеал человеколюбия. А на самом деле это такие же люди, как и все, ничем не лучше. Разница между вами и ими лишь в том, что они хитрее, проворнее и увереннее в себе. Ждать от них милостыни бессмысленно. Они её могут дать лишь тогда, когда это выгодно в первую очередь им. И то кидают её народу, как кость голодному псу, чтобы у него слюнки текли при виде «щедрого хозяина».

* * *

— Но многие реальные войны случались именно из-за конкуренции серьёзных людей, — отметил Ариман. — А все остальные причины войн, которые потом объяснялись широким массам, то есть раболепной толпе, — это всего лишь сказки для стада, чтобы возбудить в нём дух национализма, потешить манию величия за их пастуха, а заодно отвлечь стадо от насущных проблем. Не более того.
— Разве народ — это стадо? — возразил Володя. — Это ведь люди.
— Конечно, люди, но это глупые люди. Это рабы, которыми управляли умные люди и будут управлять, каким бы красивым словом это управление ни называлось. Ибо человек в толпе — это уже не индивидуальность, это всего лишь часть толпы. В массе он не способен мыслить самостоятельно, реально оценивать ситуацию и «факты», щедро рассыпаемые оратором. Потому что человек в толпе видит тысячи таких же, как он, и воодушевлён этим единением, огромной силой. Это действительно большая сила, но не этого человека и не каждого в отдельности из той массы тел. Это сила оратора! Именно он преобразовывает её и направляет в нужное русло. И этой же силой он отпечатывает в сознании каждого те установки, которые тщательно закамуфлированы высокопарными словами. То есть, оратор просто использует механизмы суггестии. Не более того. Поэтому, как ни крути, стадо оно и есть стадо, которое с блеянием ведётся на поводу у опытного пастуха. Правда, сейчас управление стадом называют более красивыми словами, но смысл от этого не меняется. Я прекрасно понимаю, ребята, что мало приятного в этих словах, но это правда. А правда всегда имеет горький привкус. Я вам просто открываю глаза на мир, такой, каков он есть.
Это, ребята, жизнь, в которой, по большому счёту, никто никому не нужен и никто просто так ничего не делает. Взгляните, к примеру, как проходят политические выборы, возьмите любую страну. Золотые горы людям обещают. А после выборов? На стаде баранов и ослов политик доезжает до собственного рая, а потом захлопывает перед ними свои ворота. Народ как жил в нищете, так и остаётся в ней жить. Ведь о ком избранный политик заботится в первую очередь? Сначала о себе, о своих доходах. Потом о своей семье. А затем о собственной свите, чтобы та целовала ручки своему хозяину и не забывала его «благодеяния». А до народа дела никому нет и не будет. Потому что народ, по большому счёту, никому не нужен. Ещё держится на ногах, работать может и хорошо. Куда он денется, поворчит, повозмущается да выживет как-нибудь. Это ведь рабочая скотина, которая живёт в стойле, питается отходами да работает с утра до вечера. Для того она и существует, чтобы элите прибыль приносить да размножаться, даруя своим хозяевам приток свежей рабочей силы в виде новых рабов. Я понимаю, это неприятно слышать. Но посмотрите вокруг. Это и есть реальность. Вы вспомните мои слова ещё не раз, потому что это правда жизни!
Вы думаете, что-то изменилось со времён рабовладельцев?! Да ничего подобного. Изменились всего лишь методы воздействия на рабов, но отнюдь не сами люди. Изменилась форма управления рабами, но рабство никто не отменял! Вы посмотрите на сегодняшний мир, как правящая элита эксплуатирует толпы, используя их для собственного обогащения. Она же просто навязывает народам выгодные ей концепции, она формирует вкусы и поведение масс, специально контролирует и стандартизирует человека.

Как элита может мне что-то навязывать?

— Как элита может мне что-то навязывать, если я сам по себе? Я же сам решаю, как мне жить, — удивился Стас.
Ариман усмехнулся.
— Это вы так полагаете, молодой человек, поскольку не занимались серьёзным анализом своей жизни, тем, как вы живёте и что заставляет вас принимать различные решения в жизни. На самом деле, вы даже не замечаете, что вашей жизнью, вашим вкусом, восприятием, вашим выбором умело управляют и манипулируют. Потому что элите необходимы рабы, а не свободные люди! Просто в вашем восприятии, чтобы вами управлять, нужен как минимум какой-то надзиратель с плёткой, который стоял бы над вами. Это предрассудки. В современном мире с его новейшими технологиями всё гораздо проще и эффективнее. Элита умело сотворила из вашего сознания того самого надзирателя, который указывает вам, как надо жить, кому и чему отдавать предпочтение в своей жизни. И сделала она это с помощью древнего способа влияния на человека — то, что сейчас называют рекламой.
— А почему это реклама древний способ? Она ведь только с недавних пор появилась на телеэкране, — недоумённо проговорил Руслан.
— Это вам так кажется. На самом деле это явление существует столько же, сколько и человек разумный, — с улыбкой объяснил Ариман. — Нынешнее же слово реклама имеет происхождение от древнелатинского reclamare, что означает «провозглашать», «требовать», «выкрикивать». И раньше ею активно пользовались и в письменном виде, и особенно в устном при обнародовании желаемой информации с помощью специальных людей — базарных зазывал, глашатаев, вещателей и так далее. Это древний способ влияния на человека. И основывается он на незыблемой психологической особенности человека верить именно в то, во что ему хотелось бы верить, выдавать желаемое за действительное. Умная реклама всего лишь оживляет в человеке «дремлющую» потребность. Она заражает и заставляет его подражать.
— «Дремлющую потребность»? — переспросил Юра. — А что это означает?
Ариман тут же пояснил.
— К примеру, ты испытываешь неуверенность в себе, занижаешь самооценку и в то же время пытаешься подавить эти чувства. Но они же никуда не деваются. Они просто «дремлют» в твоём подсознании, ожидая позитивного разрешения этой личной эмоциональной проблемы или целого комплекса психологических проблем. И тут появляется перед тобой реклама, которая убеждает тебя, что именно рекламируемое даст тебе то, о чём ты мечтал. Причём всё это выглядит в оптимистическом свете, что, естественно, подымет тебе настроение, поскольку подсознательно будет идти стимуляция твоей «дремлющей» нереализованной потребности. В результате ты уже, как собака Павлова при знакомом звонке, будешь брызгать слюной, желая приобрести подсовываемую тебе камуфляжную «сахарную косточку».
Реклама использует обширный спектр специальных технологий для эмоционального воздействия на потребителя. Она апеллирует к твоим естественным желаниям. К примеру быть здоровым, иметь успех, богатство, счастье, выглядеть красиво; к твоему тщеславию, собственной значимости, мании величия; к стремлению повысить свой социальный статус и так далее. То есть, по сути люди стадом идут на поводу у искусственно сформированных у них желаний, даже не догадываясь, что это и есть тот самый кнут, которым умело пользуется элита.
Проснитесь и посмотрите вокруг! Ведь по сути всё, что вы считаете незыблемым, на самом деле придумывают люди, такие же, как и вы. Просто они чуть самоувереннее и напористей. Кто пишет законы, по которым живёт общество? Люди. Кто задаёт тон моде? Люди. Кто определяет идеалы? Опять те же, кто искусно умеет навязать своё мнение массам. Умные люди создают идолов, кумиров, героев для целых народов. И это было всегда, от первобытного общества до сегодняшнего дня, и во всём: от предпочтений в еде, товарах до изобразительного искусства. Вот возьмите, к примеру, картины того же Пикассо. Да я ногой лучше нарисую. А его работы преподносят массам в хвалебных одах как мастера обострённо-выразительных произведений в духе неоклассицизма, основоположника кубизма, картины которого имеют ну очень большое общественное значение. Или возьмите «Чёрный квадрат» Малевича. Мужик не в настроении был, так, от скуки холст чёрной краской замазал. А люди этим испачканным холстом восхищаются, находят в нём глубокую философию. И будут её находить, и будут верить в то, что им провозглашают! Ибо это пропущено через механизмы психологического управления массами.
Или возьмите Джона Рокфеллера-старшего. Этот человек стал легендой, его имя знает весь мир. Причём ещё при жизни его образ превратился в некого добродушного старичка, который целые миллионы тратил на благотворительность, раздавал гостинцы детям. Хотя на самом деле создание его идеального образа — это была всего лишь умелая игра слов, формирующая «общественное мнение» для наивной публики. Джон был такой скряга, каких ещё надо поискать. О какой благотворительности тут можно вести речь? Запомните, ребята, одну простую истину: серьёзные бизнесмены никогда не выкидывают деньги на благотворительность впустую. Они будут тратить деньги на этот проект только лишь в том случае, если им это выгодно, если они увидят в этой акции рекламу своему бизнесу, своему имиджу, своему престижу в обществе. Или же узрят в нём ещё один ловкий трюк с отмыванием грязных денег. Но просто так никто даже и пальцем не пошевелит. Так вот, Джон Рокфеллер поступил очень мудро. Чтобы не растрачивать капиталы на рекламу своего имиджа через «дорогостоящую» для него благотворительность, он поступил гораздо лучше. В 1903 году Рокфеллер нанял себе молодого репортёра Айви Ли и сделал его личным «советником» семьи, хорошо оплатив его услуги. И этот репортёришка просто перевернул общественное мнение, сотворив в публикациях из скряги Джона позитивный образ великого благодетеля своего времени, заботящегося о людях. Поэтому не верьте всему тому, что слышите и видите. Этот мир — сплошное лицедейство!


«Флотилия Свободы» предложила реальный вариант борьбы с израильским произволом

Захват и расстрел израильскими военными миротворческой гуманитарной миссии в нейтральных водах вызвало шок по всему миру. Правозащитники и активисты благотворительных организаций были убиты только за то, что хотели помочь жителям блокадной Газы. «Израиль» еще раз продемонстрировал готовность пойти на любые преступления, чтобы сохранить нынешний расистский характер. Случившееся мы попросили прокомментировать Гумера Исаева, руководителя Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока.

- Как Вы оцениваете события вокруг «Флотилии свободы»?

Атака «Флотилии Свободы» израильскими военными не должна рассматриваться как недоразумение, трагическая ошибка или случайное стечение обстоятельств. Это вполне нормальное и даже естественное для израильского государства поведение по отношению к палестинцам оккупированных территорий и всему, что с ними связано.

Напомню, что в конце декабря 2008 г., пока Запад праздновал Рождество, под шумок в Газе израильтянами было уничтожено около полутора тысяч палестинцев. В рамках «борьбы с терроризмом». Реакция мирового сообщества была весьма сдержанной для такой бойни - лидеры западных стран лишь пожурили Тель-Авив, а полторы тысячи палестинских жизней подверглись очередному щедрому «списанию» с многотысячного счета жертв, которые были принесены ради создания «чистокровного» еврейского государства.

Сегодня же весь цивилизованный мир удивлен поведением израильтян, как будто не было «Бойни в Газе» и многолетней истории Оккупации, как будто поведение Тель-Авива вышло за рамки обычного. Мировое сообщество обратило внимание на систематический беспредел израильской оккупационной власти только потому, что на этот раз на штыки израильских солдат попали не палестинские мальчишки, а правозащитники из Европы.

Но, видимо, это едва ли единственный способ привлечь внимание к главной проблеме региона — блокаде Газы.

- Зачем «Израиль» пошел на этот насильственный акт? Неужели израильтяне не думали о резонансе, который может быть вызван актом насилия против гуманитарной миссии?

Думаю, израильтяне сегодня могут позволить себе не беспокоиться относительно реакции международного сообщества. Никаких репрессий не будет. Совбез даже резолюции критичной не принял. Общественное мнение в Европе, которое из-за событий вокруг «Флотилии Свободы» может носить антиевреский характер, даже на руку идеологам сионизма, для которых «всемирный антисемитизм» является важным фактором укрепления государства.

В любом случае европейцы не пойдут дальше символических акций протеста со стороны общественно активных людей. Несколько конференций о жертвах Холокоста или антисемитизма — и европейцы, мучимые комплексами, снова все простят Тель-Авиву.

Один израильский репатриант после нескольких лет проживания в еврейском государстве с ужасом отметил, насколько милитаризировано израильское общество, насколько культ собственного превосходства над остальными играет важную роль в сознании многих израильтян. Почитайте форумы израильских правых — там нет места никаким сожалениям по поводу гибели миротворцев, даже размышлениям о возможности собственной неправоты. Наоборот, вполне приличные взрослые люди пишут: «Надо было их всех убить!» или «Почему мы не утопили всю эту Флотилию?». И это считается нормальным.

К сожалению, для многих израильтян палестинцы просто не являются людьми. В этом подходе к коренным жителям Святой Земли слились и надменность колонизаторов, и мифы об избранности, и идеология радикального национализма. Для изменения такой психологии потребуется много усилий, сравнимых с процессами денацификации в Германии. Но это тема отдельного разговора.



- Что насчет реакции российских СМИ на происходящее?

Честно говоря, удивлен попытками представить израильскую сторону жертвой, которые активно предпринимаются некоторыми изданиями. Кажется, уже что может быть очевиднее, чем расстрел гуманитарной миссии в международных водах (!), убийство стольких человек. Но в некоторых российских СМИ почему-то акцентируют внимание на «избитых израильских солдатах», на которых накинулись члены гуманитарной миссии.

Видимо, при виде израильских солдат, которые высаживаются на твой корабль в международных водах, необходимо ложиться на пол и просить прощения. Я не помню таких правил в международных законах. Хорошо, что среди членов миссии оказались люди мужественные, готовые дать отпор пиратству, бросившиеся на вооруженных до зубов пиратов в военной форме — а происходящее должно рассматриваться как пиратство, если международное право еще имеет хоть какое-то значение в этом безумном мире.

Особенно неприятно видеть такие манипуляции в контексте того, что Россия сама как никто другой страдает от двойных стандартов, от ангажированных подходов, которые проявляются западными СМИ — вспомните возмущение граждан от попыток представить Россию агрессором в войне с Грузией. Российские миротворцы были убиты грузинскими солдатами, но Москва была объявлена агрессором в западных СМИ.

В ситуации с «Флотилией» СМИ осуществляют тот же маневр — жертва выдается за агрессора. Нам должно быть жалко бедного израильского солдата, которого бьют злые люди. Тот факт, что этот солдат спустился с вертолета посреди моря, чтобы всех арестовать, не принимается во внимание. То, что его сослуживцы через несколько минут расстреляют десяток человек тоже как бы не важно — этого нет на видео. Этого как будто и не было...

- Что должны делать мусульмане для того, чтобы помочь палестинцам?

Мусульмане должны оказывать всяческую помощь палестинцам, но кровожадные призывы недопустимы. Это должно быть константой. Никакого антисемитизма со стороны мусульман. Среди евреев большое количество людей, которые понимают преступность сионистского режима и тех, кто верит в возможность добрососедских отношений с мусульманами. Поэтому, нельзя допускать и тем более культивировать неприязнь к евреям как таковым.

Увы, израильская военщина, не церемонясь, уничтожает палестинцев, словно скот. И трудно с этим смириться. Но уподобляться израильтянам, используя их методы, значит превратиться в них самих, играть на их поле и проиграть.

«Флотилия Свободы» предложила реальный вариант борьбы с израильским произволом — методом ненасильственного сопротивления, словно по идеям Ганди. Увы, к большому сожалению, погибло девять человек, сотни оказались в тюрьме как политзаключенные — но весь мир вспомнил про Газу, весь мир увидел реальное лицо Тель-Авива. И это очень важно.

Мусульманская общественность по всему миру должна почувствовать свою ответственность за то, что происходит вокруг Аль-Кудса (Иерусалима). Мусульмане должны задействовать все возможные средства, все ресурсы, влияние в СМИ и общественных организациях, чтобы склонить общественное мнение в стране на сторону палестинского народа.

Мировое сообщество, на котором лежит вина раздела Палестины, а также попустительство израильскому милитаризму, следует склонить к принятию всех мер для превращения Палестины в двунациональное демократическое государство без «бантустанов» с колючей проволокой и «унтерменшей» в гетто, с равными правами для всех без исключения.

Беседовал Мансур Алишаев

Как выглядит блокада Газы

Итальянский политик Фернандо Росси, тогда сенатор Итальянской республики, а ныне советник губернатора Феррары, посетил Газу дважды. Первый раз через год после начала блокады - за два месяца до начала 22-дневной бомбардировки Газы 2008 года. Во второй раз – ровно год назад, через четыре месяца после бомбардировок.

«Я следил за новостями и считал, что еду подготовленным. Когда я увидел, что такое блокада, я потерял дар речи. В 2008 году нас было два десятка человек, мы смогли тогда привезти совсем немного лекарств и слуховых аппаратов. Нас встречали все лодки, которые только были. Лодки с детьми. Первый человек, который меня обнял, был православный священник», - говорит Росси.

«В Газе из полутора миллионов человек 400 тысяч – местные жители. И 1,1 миллиона – беженцы, которых выдавили в сектор Газа. Они живут в четырех очень больших лагерях. В Газе нет земли, чтобы расселить их. Они живут очень трудно. Меня поразили дети – они всегда улыбаются».

Израильская армия утверждает, что в Газе всего достаточно - за шесть месяцев она пропустила в Газу 156000 тонн грузов. Это по 100 кг на человека.

«Посчитайте, сколько вы потребляете, и сравните. Самое ужасное – это госпитали. Мы привезли немного лекарств – более 30 коробок. Мы понимали, что это капля в море. В госпитале не было даже бумаги – историю болезни врачи писали на осьмушке листа. Не было электричества – а ведь это еще время до последней войны».

Но самой большой проблемой Газы стала вода.

«В Газу поступает вода из неглубоких слоев – она известковая и содержит губительные вещества, особенно для детей – очень тяжелые болезни и большая детская смертность из-за воды. Из более глубоких слоев вода поступает только в Израиль. Резервуары для воды были совершенно пусты. Врачи сказали, что из-за воды всплеск рака, заболеваний почек и дыхательной системы у детей. С санитарной точки зрения жизнь в Газе абсолютно невозможна. Ни дети, ни старики не могут выйти из сектора на лечение – ни в Израиль, ни в Египет».

Росси никогда не был сторонником ХАМАС. Он считал единственной политической силой в Палестине ООП и ФАТХ.

«Я всегда поддерживал Арафата. Я был уверен, что ФАТХ и ООП – это важно, а ХАМАС – что-то другое. Врачи в госпитале бастовали. Я не мог понять, как можно бастовать в таких условиях. Они нам рассказали, что ФАТХ уговаривала их бастовать и обещала им за это зарплату и еще 20%. Так она хотела сбросить ХАМАС. Я увидел виллу Абу Мазена и виллу Дахлана. И увидел маленький домик, где живет Хания. Ничего больше не надо говорить. Все понятно».

В Газе до войны были поля.

«Они выращивали клубнику. Но они не могли никому ее продавать – только Израиль может торговать. Если поле примыкало к израильской стене, то от него отрезали 150 метров – это они сделали «нейтральной территорией». Они стреляли просто так по тем, кто работал в поле. Если крестьяне приближались к стене, их убивали. Мы видели камеры слежения над стеной, они были в постоянном движении».

Рыболовство в Газе тоже превращено в смертельно опасную работу.

«Рыбакам в нарушение всех международных законов было разрешено израильской армией ловить только в зоне 6 миль от берега. После войны им разрешили только 3 мили от берега – то есть никакой рыбы. По рыбакам стреляют с катеров Израиля. Люди из международных НГО стали со своими флагами выходить с рыбаками и крестьянами, чтобы их не убивали».

Год назад Фернандо Росси увидел разрушения.

«Поля были взорваны, все посевы сожжены. Они разбомбили штаб-квартиру ООН, школу ООН, парламент, университет, госпитали, американскую школу, все мастерские, все сельскохозяйственные склады и фермы, все источники электроэнергии. Они убивали осликов и верблюдов. Они разбомбили кладбища – земля была выворочена и лежали куски тел и кости».

Росси считает, что Израиль своими действиями добивается не своих целей, а прямо противоположного.

«Израиль хотел бомбардировками напугать людей и заставить их бросить ХАМАС. Они получили обратное – ХАМАС вышел победителем, люди поддерживали ХАМАС еще сильнее. Везде были нарисованы скрещенные руки – в знак примирения ФАТХ и ХАМАС».

«Всюду были огороженные руины, где лежали неразорвавшиеся фосфорные и кассетные бомбы. Был всплеск онкологии, особенно детской и женской. Но детский онкологический госпиталь в Кан-Юсин был разбомблен. Госпиталь этот в 300 метрах от пограничной стены – за ним круглосуточно наблюдают камеры. Они знают, что в госпитале ничего не было опасного для них. Но они уничтожили его! Самый новый госпиталь в Кан-Юсине разбомблен! Убили всех врачей и медсестер», - говорит Фернандо Росси.

«Я был в доме, где дети остались сиротами – у них убили всех. В доме жили 32 человека. Израильтяне окружили их дом, приказали всем выйти и расстреляли их во дворе. Потом добили тех, кто был в доме. Четверо детей были ранены, но выжили – под телами своих мертвых родителей. И эти дети улыбались нам».

Этим детям было 4, 5, 6 и 11 лет.

«Врачи не могли понять, что за вещество в бомбах – оно прожигало мясо насквозь, сжигало ребенка изнутри, невозможно было понять, что делать с этими ранами».

Росси напоминает, что международными конвенциями запрещено применять оружие, не сообщая, каково его действие и как от него можно защитить мирное население.

«Я встретился с семьями узников. 8 тысяч человек в тюрьмах Израиля. Люди из Газы не могут с ними увидеться. Я разговаривал с матерью, которая 23 года добивается свидания с сыном – она ослепла от слез. Родные не могут увидеть своего сына 11 лет – столько ему дали за побег из тюрьмы. Я встретился с 22-летним парнем. Он никогда не видел своего отца – он сидит в израильской тюрьме с его рождения. Они освободили жителя Рамаллы после 7-летнего срока, отправив его в Газу. Он не может попасть домой, увидеть свою семью, и семья не может проехать к нему, и никто не может выехать, чтобы увидеться».

Год назад Росси прибыл в Газу через границу с Египтом.

«От границы до Газа-сити ехать час. Мы ехали ночью – и всюду нас встречали люди с детьми. Утром я открыл окно – все, что было видно, было разрушено – весь порт был как распаханное поле. Но все люди были на улице с нами, все улыбались. Израиль думал, что все будет, как в Югославии: побомбят, и люди откажутся от ХАМАС. Они получили обратное. Чем больше они их мучают, тем более стойкими они становятся. Израиль не может победить этих людей».

Надежда Кеворкова, Ларнака

Из заметок киргизов...

Мой юг вырезан, сожжен и растоптан
Война без победителей: как теперь простить и жить дальше?

Не хочу говорить о политиках, о геополитических играх, о перспективе миротворческих войск, о гуманитарной помощи, которой не хватает, о возможности поимки тех, кто спланировал и разыграл нынешнюю трагедию, о предстоящем референдуме….

За одну ночь не стало моего южного Кыргызстана, гостеприимного, открытого и чуть лукавого одновременно, жаркого и яркого своими красками, родины плова и красного перца, со смуглыми горянками-кыргызками с сотней разноцветных бус, с ненакрашенными девочками-узбечками со стыдливо опущенными при мужчинах глазами, с седобородыми аксакалами в колпаках и тюбетейках, распивающими чай в тени ивы, когда они говорят каждый на своем языке, но все прекрасно понимают друг друга.

Не стало того прекрасного оазиса, где каждый готов угостить тебя чашкой чая и поговорить на любую тему с искоркой иронии. Не стало шумных базаров с пряностями и самой вкусной в мире самсой.

Толпы людей поубивали друг в друге соседей, которые всегда щедро делились горячими лепешками и топленым маслом, тающим на них.

Дома, базары и дороги можно построить и починить. Но что делать с убитыми людьми? За что они погибли? Как дальше жить людям после всего этого?..

Как им смотреть друг другу в глаза, как спать ночью на топчане и не думать, что кто-то снова придет и начнет резать? Как им наслаждаться свирелью кузнечиков и тишиной звездной ночи?

Как теперь я смогу повезти своих друзей к себе на родину, дабы их глаза широко и удивленно открылись от того, что они и не подозревали: юг страны, кажущийся издали таким отсталым, оказывается вдруг таким ярким и ароматным. Каким вкусным может быть только плов в “мин-тереке”. Каким сладким может быть только общение на топчане сразу после плова и сочных арбузов, купленных прямо у дороги неподалеку от бахчи у загорелого дехканина. Каким ароматным бывает только чай из старого чайника со сломанным носиком.

Плачу и не могу смотреть на фотографии моего юга…

Со скорбью признаю, что только с ночи 10 июня, когда началась резня, я начал по-настоящему молиться: до этого молитва для меня была неким неосознанным действом на поминках или при посещении могилы матери, деда… Теперь молитва стала для меня единственным способом не перейти ту грань, после которой мне было бы сложно сказать, что я человек.

Я начинал молиться, чтобы попытаться понять своих братьев-кыргызов, молился, когда хотел понять своих братьев-узбеков. Я начинал молиться, ибо нет большего соблазна, чем пытаться оправдать то, что произошло, или свалить все на неких провокаторов, хотя в их наличии сейчас ни у кого нет сомнений.

С одной стороны, думаешь, что, какого масштаба ни были бы провокации Бакиевых, наемников, бывших чиновников режима или других стран или групп, ПРОСТЫЕ УЗБЕКИ и КЫРГЫЗЫ ни в коем случае не должны были начать резать друг друга и сжигать дома, в которых заживо сгорали их вчерашние соседи.

Провокаторы только начали, а продолжили — простые люди.

Но, с другой стороны, наверное, титанически сложно оставаться толерантным тем, у кого убили мать, дочь, сына и брата, убили жестокие и профессиональные наемники, ведь в тот момент этим людям не было известно, что начали пожар совершенно другие, которым наплевать на этот народ, которые готовы на все за жалкую сумму денег.

Так что, несмотря ни на что, простые люди ни в чем не повинны.

Я звонил своим друзьям, которые в тот момент видели зарево пожара, и пытался не выдать, что я плачу. Я умолял их остановить молодых ребят, идущих жечь дома и убивать, но они уже никак не могли прекратить все это.

Мой родной младший брат был вынужден признаться, что он не может остановить людей, которых он НЕ ЗНАЕТ. Он лишь сказал, что вместе с ним стоит наш сосед-узбек и тоже молча наблюдает за тем, как толпа громит все вокруг.

Я всегда думал, что очень хорошо знаю ментальность южного Кыргызстана, а то, что она особенная — для меня и самих южан всегда было очевидным.

В том селе, где я вырос, погромы прошли спустя два дня после Оша. Но почему же старейшины не смогли заранее собрать всех жителей села и объяснить, что если, не дай бог, полыхнет, то не выиграет никто? Почему кыргызы и узбеки начали кучковаться в разных уголках села, зная, что в Оше и Джалал-Абаде уже погибли люди?

Сам себе я могу ответить: вся партия в национальные карты была разыграна настолько профессионально, что у кыргызов и узбеков не было шансов что-то изменить.

Шансов быть и не могло, когда наемный снайпер стрелял во всех подряд, а провокаторы твердили, что это сделали узбеки, уверяя узбеков, что в них стреляет кыргыз. Ни кыргызам, ни узбекам не дали возможности подумать: как может в мозолистых руках простых тружеников оказаться снайперская винтовка и гранатомет?

Но сейчас кыргызы и узбеки должны оставить для себя хоть какой-то шанс на будущее, шанс жить дальше, шанс саду цвесть…

Мой юг вырезан, сожжен и растоптан, мой юг унижен, мой юг хрипит и истекает кровью, мой юг голодает и болеет, мой юг испуган и охвачен паникой, но я очень надеюсь, что мой юг не собирается мстить сам себе.

В эти дни батарейка на моем мобильном телефоне разряжалась всего за полдня нескончаемых разговоров с родственниками, друзьями и коллегами. После некоторых рассказов друзей, родственников и коллег, даже на фоне того, что продолжали гибнуть люди, у меня появлялась надежда: после того как все закончится, этот шанс жить дальше мирно все же останется.

Друзья рассказали, что интернациональная толпа в моем селе перевернула в реку автомобиль мародера вместе с водителем. Он ехал на краденой машине с загруженным в нее телевизором и холодильником.

Тетя рассказывала, что в их селе, где живут всего-то 15—20 семей узбеков, местные жители решили проведать их и закричали в голос, когда дома соседей оказались пустыми. Выяснилось, что узбеки сбежали в поле, где устроились под открытым небом. И делегация аксакалов-кыргызов вернула их в дома, обижаясь на то, что они могли подумать, будто кыргызы допустят кого бы то ни было в село — тех, кто мог бы устроить погромы.

Теплится надежда на будущее и от того, что мой друг дрался с теми, кто хотел спалить дома его соседей. А он — кыргыз — живет в классической махалле, узбекском квартале. Когда я ему звонил, он сказал, что боится, что не удержит толпу. В это время в подвале его дома прятались дети и женщины его соседей-узбеков, спасавшихся от погромов.

Группа аксакалов в Оше делила одну черствую лепешку в знак примирения, и зрелые мужчины обнимались, а на их глазах были слезы. Они вышли из своих кварталов на акцию примирения, не боясь того, что их застрелит снайпер, которому это примирение как раз и не нужно.

И я думаю, что есть шанс для мира, когда простой парень-доброволец вместе с 17-летним солдатом раздавали гуманитарную помощь, не прекращая своего занятия, когда в них стреляли те, кто хотел сорвать все надежды.

Не все еще потеряно, думаю я, если соседка-узбечка делится хлебом с парнем-кыргызом, который охраняет улицу от мародеров, когда соседи в голос рыдают на похоронах, не различая национальности в изуродованных трупах.

Мы — кыргызы и узбеки — никуда друг от друга не денемся, что бы ни случилось. У нас отцы и деды лежат в одной и той же земле, мы пьем одну воду и кушаем один хлеб, нам вместе растить детей и внуков на этой благодатной земле.

Брат мой кыргыз и брат мой узбек, твою судьбу предопределили. Судьбу твоей семьи и твоего дома, улицы и квартала решали, сидя за рюмкой коньяка, за “дорожкой” кокаина, над оперативной картой южного Кыргызстана во время подготовки спецоперации наемников. Так что у тебя не было шанса что-то изменить в том, что произошло.

Но — упокоения души тем, кто погиб. И — мира нам всем, кто выжил.

Султан Каназаров

Вот мультик небольшой, мой Брат нарисовал! Всем желающим можно скачать здесь.
Кто живет в Алмате или был там, сразу поймут!
Теги: новый шампунь